Череп

Страшные бабы


Дарит судьба нам пинки и ухабы,
но среди граней смурной её призмы
злей нету лиха, чем страшные бабы -
с них начинаются все катаклизмы,
все феминизмы и эко-майданы,
Грета в ООН, сериалы без Спейси.
Мутят фигню непрекрасные дамы,
а остальным хоть мужайся, хоть смейся.

Страшные бабы - суровые годы:
всё, что вчера было даром природы,
стало сегодня замедленной миной.
Нет на них водки и Фрейда с дубиной!



   
Димочка

Вожык в колесе


Крутишься вожыком в колесе,
на славу надеешься,
на успех,
а тебе говорят: «Ты такой, как все,
и, может быть, даже всехнее всех».

А ты им: «Вы что, охренели совсем?
Совсем белены обкурились, что ли нах?
Меня публикует «Хартия-97»!
Мне ставит лайки Вероника Долина!»

И снова меж Брестов снуёшь и Орш,
миру стремясь доказать нехлипко,
что ты гениальнее, чем Макс Корж,
и уж точно круче, чем Настя Рыбка.

Но годы идут, жизня коротка,
а мир так и пишет твой ник с ошибкой,
и даже tut.by, зараза така,
бомбит интервью не с тобой, а с Рыбкой.




   
Димочка

Первый снег


Крыши присыпало солью небесной.
Снова становится бытность чудесной.
Пусть ненадолго, всего лишь на пару минут -
пара минут, чтобы вспомнить с улыбкой:
хоть наша явь и сравнима с ошибкой,
ёлку на площади скоро поставят и тут.

Набело, начисто, наизготовочно
не перепишешь ни полдни, ни полночи -
нынешний хмель не сторнирует прежнюю сталь.
Но сокрушусь ли об этом сегодня я?
Снег под ногами, сула новогодняя -
тайного детства внезапно блеснувший Грааль.



   
Димочка

Любовь и эволюция


Во времена, когда не шла ещё природа
вразрез с учениями праведных мужей,
и было вдоволь на планете кислорода,
пусть и не самого стерильного уже,
когда не знали мы понтов ещё засилья,
и калькуляцией не грыз мозги прогресс,
меня б любила ты за когти, хвост и крылья,
а не за бабки, дом в Сочах и «Мерседес».



   
Димочка

Сон в редкую мочь


В воскресенье по утрам
сны крутые вижу я.
Мне надысь явился Трамп,
морда нагло-рыжая -
мы в троллейбусе одном
по Бобруйску чухали,
ели кнедлики с вином,
кокаинум нюхали.

Он склонял меня к добру,
вил за словом слово -
дескать, сделаем Бобруйск
мы великим снова:
будешь, Дима, королём
ты пупа вселенского.
(Хорошо, что за рулём
не было Зеленского.)

Так и мчались мы вперёд,
в центре остановочка -
но под самый поворот
вышла нестыковочка.
Трамп попал в узду теней,
стал уныл и мутен,
маска спала, а под ней
оказался Путин.

Я вошёл, конечно, в раж,
сбегал в ГУМ за вилами
и сказал: «Бобруйск не ваш!
Как и Крым с Курилами».
Путин сдулся как матрас,
весь увяз в рефлексии.

Вот такие сны у нас.
Никакой аннексии!

 

   
Череп

Депутанка


Ах, ты ж, Маша!
Ух, ты ж, Маша!
Не найдёшь умней и краше -
и дрова могёт колоть,
и арбузы прополоть.

Все девчонки как девчонки -
им бы только мять юбчонки,
с пацанами шастать в лес.
Ты - прошла в ППНС!

И теперь тебе под ноги
лягут разом все дороги,
все пути потянут в рай -
только ноги расставляй.

Если кто мужик с мандатом,
тот зовётся депутатом.
А таких как Маша тут
депутанками зовут.



   
Череп

В ваших фальсификациях выборов не обнаружено


В нашем колхозе махровом
выборы - форма напасти.
Я обращаюсь со словом
к вечным ловчилам во власти:
фокусы ваши и трюки
не добавляют вам чести.
Будьте вы прокляты, суки!
С вашей «стабильностью» вместе.



   
Димочка

Ave seventies


Что бы ни вякали тролли проклятые,
вехи эпох воспевая иных,
старые добрые семидесятые
мне и сегодня милей остальных.

Вольные, наглые, похеркорректные,
без геймергейтов и прочих МеТоо.
Харви Вайнштейна щемители едкие
вряд ли эпоху воспели бы ту.

«Hustler» и хиппи, высоцкий каннабис и Моррисон,
хайр по ветру, по улицам клёш,
дерзости драйв, воздающийся сторицей -
веришь не веришь, уже не вернёшь.

Минус полвека, дела не замятые:
весело было, а стало ist das.
Семидесятые - грешные, святые -
жалко до слёз вас.

Как, впрочем, и нас.



   
Димочка

Gold fish не фантастиш


Я живу не мило
и шалю не шибко.
Что б ко мне приплыла
золотая рыбка!

- Чё те надо, старче,
в этой стылой чаще?
- Да страны пожарче
и судьбы послаще.

Чтобы в лучшем виде
проходили годы,
без тупых событий
и худой погоды,
чтобы девки были
круче динамита
и меня любили
аки Бреда Питта.
А ещё, амиго,
справь такую шалость,
чтобы люди мира
поумнели малость...

Погрустнеет рыбка
и не даст ответа -
даже ей бедняге
не под силу это.

 

 
 


Рисунок Ольги Дарчук