Димочка

Первый день


Первый день зимы
как первый день войны
с тоской, ознобом, серостью,
домашнею оседлостью,
бессолнечной мурой.
И кажется порой,
осилить невозможно их -
но это чувство ложное:
во мраке зреет свет.
Непобедимых нет.



   
Свеча

Галилея


Ждёшь хорошей новости как чуда,
только нет хороших новостей -
шестерит без продыху Иуда,
и нахрапом Ирод жрёт детей.
Наши жемчуга попрали свиньи,
истекая бешеной слюной.
С кем угодно дальше - но не с ними,
не в пучину мерзости свиной.

Видишь этих отроков во мраке,
дыбящих кладбищенскую твердь?
Их «подмолодили» в автозаке,
им «нарисовали краской» смерть -
здесь не экономят на забавах.
Чуешь сучий вой со всех сторон?
Это вурдалаки в балаклавах
свой кровавый гнут аттракцион.

Верится не вдруг, но явь упряма:
Галилея вдавлена во тьму.
Стали былью строки Мандельштама,
как и век без малого тому.
Что же впереди - Вторая Речка,
безымянных ям седая грязь?
Знаю, ночь не может длиться вечно -
но она ведь только началась.



   
Свеча

И настанет свет


Во времена гестаповского вида,
когда «Пагоня» как звезда Давида
прицельной меткой рдеет на груди,
и вся страна закупорена в гетто,
когда вблизи ни воздуха, ни света,
шепчи, земляче: «Господи, прийди...»

Он не придёт. Ни слогом, ни ногами.
Ему всегда просторнее с врагами.
Его вообще, по здравой мысли, нет.
Но ты - шепчи. Любя, надеясь, веря.
Ведь так и шёпот побеждает зверя.
И хлынет воздух.
И настанет свет.



   
Свеча

Воздух убить нельзя


можно разбить лампады
ленты сорвать и флаги
цветы растоптать
и людей растоптать
забросать гранатами
сотрясать дубинками
до исхода крови
до затишья пульса
до потери воздуха
довести страну

но нельзя убить весь воздух
нельзя вытрясти всю кровь
что-нибудь да останется
где-нибудь да прорвётся

воздух дарует небо
кровь рождена от крови
что-нибудь да получится
чем-нибудь да воздастся



    
Свеча

Человек побеждает чудовищ



 
Сон разума чудовищ породил,
а спал он, между прочим, четверть века -
теперь их в нашей жизни пруд пруди,
по бусику, считай, на человека.

Злодейством и бедой грохочет век.
Но мы ещё увидим, как сквозь громы
чудовищ побеждает человек,
и разум выбирается из комы.



   
Череп

Для чего просыпаться утром?


Небо серое в лужи мочится.
Ветер в окна поёт недобро.
В интернет заходить не хочется -
что ни новость, то гвоздь под рёбра.

Кружат мысли в потоке мутном,
вяжут сплошь безнадёги узел.
Для чего просыпаться утром,
если ты живёшь в Беларуси?



   
Маска

Недетское время


Страшно жить на этом свете
белорусским бедным детям -
канителят тут и там
их любимых пап и мам:
бьют дубинкой, рвут гранатой,
уличают в дружбе с НАТО,
шьют дела им там и тут,
террористами зовут.

Утром ряженые звери
сапогом выносят двери -
маму с папой носом в пол,
составляют протокол.
Кто мозги не глушит водкой,
тот кукует за решёткой,
штрафы бегает платить -
хлеба не за что купить.

День за днём всё глубже горе:
если так пойдёт, то вскоре
пап и мам у нас в стране
вы найдёте лишь на дне.
Кто поможет бедным детям
разобраться с горем этим?
Кто спасёт от зверских лап
их любимых мам и пап?



   
Череп

Времена (не) Соломона


«И это пройдёт», - сказал Соломон.
Через час к нему ввалился ОМОН,
Russia Today, липучая как глист,
и толпа ябатек с криком «Фашист!»

А с чего бы ждать иную картину?
В Беларуси ум приравнен к тротилу,
а тротил, как водится, вне закона.
Времена Солодухи, а не Соломона.



   
Димочка

Autumn mystery


Куда ведут нас этой осени дороги,
какие новые восторги и тревоги
сулят извивом раззолоченным своим -
кто может знать наверняка сегодня, что там,
за тем крутым,
за незнакомым поворотом,
чудес каких дано коснуться нам за ним?